Стих маленький про друзей

СТИХИ МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА ЛЕРМОНТОВА СТИХИ МИХАИЛА ЮРЬЕВИЧА ЛЕРМОНТОВА БЕЗ ВАС ХОЧУ СКАЗАТЬ ВАМ МНОГО Без вас хочу сказать вам много, При вас я слушать вас хочу; Но молча вы глядите строго, И я в смущении молчу. Речью неискусной Занять стих маленький про друзей ум стих маленький про друзей не дано… Всё это было бы смешно, Когда бы не было так грустно. БЕЛЕЕТ ПАРУС ОДИНОКИЙ Белеет парус одинокой В тумане моря голубом!. Что ищет он в стране далёкой? Что кинул он в краю родном?. Играют волны, ветер свищет, И мачта гнётся и скрыпит… Увы! Он счастия не ищет И не от счастия бежит! Под ним струя светлей лазури, Над ним луч солнца золотой… А он, мятежный, просит бури, Как будто в бурях есть покой! В ГЛУБОКОЙ ТЕСНИНЕ ДАРЬЯЛА В глубокой теснине Дарьяла, Где роется Терек во мгле, Старинная башня стояла, Чернея на чёрной скале. В той башне высокой и тесной Царица Тамара жила: Прекрасна, как ангел небесный, Как демон, коварна и зла. И там сквозь туман полуночи Блистал огонёк золотой, Кидался он путнику в очи, Манил он на отдых ночной. И слышался голос Тамары: Он весь был желанье и страсть, В нём были всесильные чары, Была непонятная власть. На голос невидимой пери Шёл воин, купец и пастух; Пред ним отворялися двери, Встречал его мрачный евнух. На мягкой стих маленький про друзей постели, В парчу и жемчуг убрана, Ждала она гостя… Шипели Пред нею два кубка вина. Сплетались горячие руки, Уста прилипали к устам, И странные, дикие звуки Всю ночь раздавалися там. Как будто в ту стих маленький про друзей пустую Сто юношей пылких и жён Сошлися на свадьбу ночную, На тризну больших похорон. Но только что утра сиянье Стих маленький про друзей свой луч по горам, Мгновенно и мрак и молчанье Опять воцарялися там. Лишь Терек в теснине Дарьяла, Гремя, нарушал тишину; Волна на волну набегала, Волна погоняла волну; И с плачем безгласное тело Спешили они унести; В окне тогда что-то белело, Звучало оттуда: прости. И было так нежно прощанье, Так сладко тот голос звучал, Как будто восторги свиданья И ласки любви обещал. ГОРНЫЕ ВЕРШИНЫ Горные вершины Спят во тьме ночной; Тихие долины Полны свежей мглой; Не пылит дорога, Не дрожат листы… Подожди немного, Отдохнёшь и ты. ЗА ВСЁ, ЗА ВСЁ ТЕБЯ БЛАГОДАРЮ Я За всё, за всё тебя благодарю я: За тайные мучения страстей, За стих маленький про друзей слёз, отраву поцелуя, За месть врагов и клевету друзей; За жар души, растраченный в пустыне, За всё, чем я обманут в жизни был… Устрой лишь так, чтобы тебя отныне Недолго я ещё благодарил. ЛЮБЛЮ ОТЧИЗНУ Я Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит её рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, Ни полный гордого доверия покой, Ни тёмной старины заветные преданья Не шевелят во мне отрадного мечтанья. Но я люблю — за что, не знаю сам — Её степей холодное молчанье, Её лесов безбрежных колыханье, Разливы рек её, подобные морям; Просёлочным стих маленький про друзей люблю скакать в телеге И, взором медленным пронзая ночи тень, Встречать по сторонам, вздыхая о ночлеге, Дрожащие огни печальных деревень. Люблю дымок спалённой жнивы, В степи ночующий обоз И на холме средь жёлтой нивы Чету белеющих берёз. С отрадой, многим незнакомой, Я вижу полное гумно, Избу, покрытую соломой, С резными ставнями окно; И в праздник, вечером росистым, Смотреть до полночи готов На пляску с топаньем и свистом Под говор пьяных мужиков. НА СЕВЕРЕ ДИКОМ На севере диком стоит одиноко На голой вершине сосна И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим Одета, как ризой, она. И снится ей всё, что в пустыне далёкой, В том крае, где солнца восход, Одна и грустна на утёсе горючем Прекрасная пальма растёт. НОЧЕВАЛА ТУЧКА ЗОЛОТАЯ Ночевала тучка золотая На стих маленький про друзей утёса-великана; Утром в путь она умчалась рано, По лазури весело играя; Но остался влажный след в морщине Старого утёса. Одиноко Он стоит, задумался глубоко, И тихонько плачет он в пустыне. ПОЦЕЛУЯМИ ПРЕЖДЕ СЧИТАЛ Поцелуями прежде считал Я счастливую жизнь свою, Но теперь я от счастья устал, Но теперь никого не люблю. И слезами когда-то считал Я мятежную жизнь мою, Но тогда я любил и желал, А теперь никого не люблю! И я счёт своих лет потерял И крылья забвенья ловлю: Как я сердце унесть бы им стих маленький про друзей Как бы вечность им бросил мою! ТУЧКИ НЕБЕСНЫЕ Тучки небесные, вечные странники! Степью лазурною, цепью жемчужною Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники С милого севера в сторону южную. Кто же вас гонит: судьбы ли решение? Или на вас тяготит преступление? Или друзей клевета ядовитая? Нет, вам наскучили нивы бесплодные… Чужды вам страсти и чужды страдания; Вечно холодные, вечно свободные, Нет у вас родины, нет вам изгнания. У ВРАТ ОБИТЕЛИ СВЯТОЙ У врат обители святой Стоял просящий подаянья Бедняк иссохший, чуть живой От глада, жажды и страданья. Куска лишь хлеба он просил, И взор являл живую муку, И кто-то камень положил В его протянутую руку. Так я молил твоей любви С слезами горькими, с тоскою; Стих маленький про друзей чувства лучшие мои Обмануты навек тобою! КОГДА ВОЛНУЕТСЯ ЖЕЛТЕЮЩАЯ НИВА Когда волнуется желтеющая ниваИ свежий лес шумит при звуке ветерка, И прячется в саду малиновая слива Под тенью сладостной зеленого листка; Когда росой обрызганный душистой, Румяным вечером иль утра в час златой, Из-под куста мне ландыш серебристый Приветливо кивает головой; Когда студеный ключ играет по оврагу И, погружая стих маленький про друзей в какой-то смутный сон, Лепечет мне таинственную сагу Про мирный край, откуда мчится он,— Тогда смиряется души моей тревога, Тогда расходятся морщины на челе,— И счастье я могу постигнуть на земле, И в небесах я вижу бога. ОНА БЫЛА ПРЕКРАСНА КАК МЕЧТА. Она была прекрасна, как мечта Ребенка под светилом южных стран; Кто объяснит, что значит красота: Грудь полная иль стройный гибкий стан Или большие очи?